Россия открывает границы для таджикских мигрантов, но авиабилеты им не по карману

 

Фарангиз НАДЖИБУЛЛА

После года ограничений, связанных с пандемией, Россия вновь открыла свои границы для трудовых мигрантов из Таджикистана. Сотни тысяч граждан центральноазиатской страны, зависящей от денежных переводов из-за рубежа, отчаянно пытаются выехать в Россию. Но перелет многим сейчас не по карману — из-за стремительного роста цен на авиабилеты.

Таджикские трудовые мигранты отчаянно пытаются выехать в Россию и вернуться на работу, которую они потеряли во время пандемии коронавируса, но стремительно растущие цены на авиабилеты не позволяют им улететь.

Огромные толпы стоят у авиакассы в Душанбе каждый день. Такая картина наблюдается с конца марта, когда Россия вновь открыла свои границы для мигрантов из Таджикистана.

Российские официальные лица разрешили гражданам Таджикистана прибывать в страну только воздушным путем, но количество рейсов ограничено, а стоимость перелета часто недоступна.

Тысячи семей в Таджикистане столкнулись с острой нехваткой продовольствия после того, как из-за пандемии COVID-19 Россия в прошлом году закрыла свои границы. Люди не могли оплачивать коммунальные услуги и еле сводили концы с концами.

Но, несмотря на возобновление с 1 апреля регулярных рейсов в Россию, купить билеты удалось очень немногим.

Стоящие у авиакасс жалуются на отсутствие «конкретной информации» о ценах и наличии билетов. Из-за небольшого числа рейсов спрос на билеты очень высок. Это приводит к беспрецедентному росту цен на авиаперелет вопреки обещанию правительства держать их под контролем.

Таджикские власти с самого начала заявили, что билеты на рейсы в Россию будут продаваться только в одной кассе в столице Душанбе.

Несколько человек у билетной кассы рассказали, что приехали из сёл Хатлонской (на юге страны) и Согдийской (на севере) областей. Некоторые, чтобы добраться до столицы, провели в дороге целый день. Многие приехали с упакованными чемоданами, чтобы сразу лететь в Россию. Но большинству пришлось вернуться домой из-за того, что они не смогли приобрести билеты на самолет.

5 апреля несколько человек рассказали Азаттыку, что они неделю дежурили у кассы в надежде купить билеты.

«Когда я приехал сюда в первый раз 31 марта, наши имена внесли в лист ожидания. Нам сказали, что первые 80 человек могут получить билеты на следующий день, а остальные должны приехать 4 апреля», — говорит трудовой мигрант Джамшед Боймуродов.

Когда Боймуродов вернулся 4 апреля, ему сообщили, что все билеты до конца месяца проданы.

На следующий день билеты вновь появились в продаже — по цене втрое выше первоначальной.

Авиабилет в одну сторону из Душанбе в Москву на рейс Somon Air стоит около 349 долларов. Это фиксированная цена, которую авиакомпания согласовала с правительством.

Правительство также установило предельную стоимость в 500 долларов на билет из Таджикистана в Россию, чтобы защитить потребителей от высоких цен.

Один из желающих приобрести билет говорит, что «реальность расходится с тем, что обещают в интернете и по телевизору».

«Я посмотрел цены на билеты, — сказал он в интервью телекомпании "Настоящее Время", — ​В интернете написано, что цена фиксированная, 349 долларов, а в реальности самый дешевый билет стоит от шести-семи тысяч сомони (530–600 долларов) и выше. Во всех кассах, что вокруг нас, на рейсы в ближайшие дни цены вообще по 1200 долларов за билет».

На высокие цены пожаловались еще несколько мужчин, вышедших из кассы.

«Билеты вроде бы уже продали до конца мая. Цена — от 525 долларов до 1050. Для меня это дорого», — возмутился другой потенциальный покупатель.

«Я не спросил число, но попросил на Москву посмотреть. Мне назвали 1200 долларов, — ​рассказывает еще один стоявший в очереди. — ​Я спросил: почему так дорого? Они ответили, что цены им назначили сверху».

В Таджикистане «указание сверху» обычно означает приказ авторитарного правительства, которое обладает правом последнего слова практически по всем вопросам в этой жестко контролируемой центральноазиатской стране.

Азаттык связался с чиновниками государственного агентства авиации, и они утверждали, что билеты предлагаются по цене 349 долларов.

В агентстве сообщили, что провело встречу с представителями комитета государственной безопасности, транспортной прокуратуры и частных авиакомпаний для обсуждения путей разрешения ситуации.

Мунира Давлатова, одна из тех, кто вот уже несколько дней стоит в очереди, говорит, что люди разочарованы долгим ожиданием и неопределенностью.

«Власти должны рассказать людям о ситуации», — сказала Давлатова.

Даже первоначальная цена в 349 долларов за перелет в одну сторону слишком высока для многих людей. Давлатова рассказывает, что некоторым пришлось продать свой скот, а другие залезли в долги или взяли банковский кредит, чтобы купить билеты.

Умарджон, житель Согдийской области, сказал, что его родной и двое двоюродных братьев сложили «все свои сбережения», чтобы он смог полететь в Россию. Братья рассчитывали, что Умарджон отправит домой деньги с заработанного за границей, чтобы затем они тоже могли купить билеты и присоединиться к нему в Россию.

Умарджон, денежный лимит которого ограничен, объяснил, что не может позволить себе авиабилет, если цена вырастет даже на 20 долларов.

«Мы собрали деньги только на билет и на [обязательный] патент на работу в России», — сказал он.

Не сумев купить по официальной цене, Умарджон вынужден вернуться в село. На вопрос о том, что он будет делать дальше, 33-летний отец двоих детей ответил: «У меня нет никаких вариантов».

Умарджон живет в доме вместе с пожилой матерью и младшим братом. Семья жила относительно безбедно благодаря сезонной работе двух братьев в России.

Летом братья и их жены работали на абрикосовой ферме. Осенью собирали хлопок. Заработка хватило только на еду, оплату коммунальных и покупку дров, чтобы готовить обед и отапливать дом.

С декабря Умарджон перебивался случайными заработками — ремонтировал дома или разгружал товары на базарах.

Как и многие таджики, семья за последний год столкнулась с нехваткой продуктов питания. В стране многие ощутили на себе экономические последствия пандемии.

Опрос Всемирного банка, проведенный в декабре, показал, что значительная часть 9,5-миллионного населения Таджикистана вынуждена была меньше есть, причем многие полностью пропускали приемы пищи, а некоторые голодали.

Более 30 процентов респондентов, опрошенных в рамках исследования Listening To Tajikistan, заявили, что они сократили количество потребляемой пищи по сравнению с допандемийным периодом. Более пяти процентов опрошенных заявили, что им приходилось голодать, потому что они не могли себе позволить купить продукты.

Согласно отчету Всемирной продовольственной программы, опубликованному в сентябре, 27,4 процента населения живут в бедности, а 11,8 процента — в крайней нужде, и эти данные относят Таджикистан к самой бедной из 15 бывших советских республик.

В соседнем Кыргызстане, еще одной стране, зависящей от денежных переводов, у трудовых мигрантов нет проблем с выездом в Россию, поскольку государство является членом возглавляемого Россией Евразийского экономического союза.

Денежные переводы играют важную роль и в соседнем Узбекистане, где миллионы людей с нетерпением ждали открытия границ.

Правительство Узбекистана недавно пообещало выделить миллионы долларов на создание рабочих мест, организацию учебных курсов и семинаров, а также на помощь начинающим компаниям в рамках масштабного плана по борьбе с безработицей.

Но в Таджикистане в отсутствие четких программ помощи или поддержки со стороны правительства в связи с пандемией ситуация за последний год ухудшилась. Цены на продукты питания продолжили расти зимой, которая была необычно холодной: температура снижалась до минус 15 градусов по Цельсию.

Умарджон опасается, что трудности сказались на психологической обстановке в семье. По его словам, прежде спокойные взрослые сейчас легко раздражаются.

«Я заметил, что мы очень много злимся друг на друга. Я знаю, что это неправильно, я знаю, — поспешно добавил он. — Но я полагаю, что мы стали такими из-за голода и отсутствия надежд».

Умарджон сказал, что чувствует себя «виноватым» из-за того, что не может обеспечить свою семью.

«Когда вы часами стоите на углу или на рынке в ожидании, что вас наймут на работу, вы чувствуете себя человеком, теряющим достоинство», — говорит он.

Умарджон и миллионы таджиков считают, что единственный способ избежать голода и бедности — поехать в Россию на заработки.

«Я надеюсь, что через несколько недель цены на билеты снизятся, — сказал он. — Или, может быть, нам разрешат поехать в Россию на автобусе, как мы делали это раньше. Это намного дешевле».

Радио Азаттык

Остались вопросы? Задайте их в нашей группе ВКонтакте.

Комментарии